Глава 14. Ольгин. Игра в бейсбол. Кубинские педерасты.


Наевшись досыта кусками свиньи, продававшимися в городе в изобилии, я обнаружил поблизости бейсбольный стадион. На счастье, стадион не пустовал: играла команда Ольгина и Гуантанамо. На Гуантанамской трибуне никого не было: для них этот матч был выездным – и я решил болеть за эту команду. Постепенно познакомившись с тренером и большинством игроков, я был приглашен в раздевалку, а потом – по окончании выигранного гуантановцами матча – на поле, немного поиграть. Вспомнил полученные в детстве навыки игры в бейсбол, обменялся автографами и фотографиями, и отправился изучать город.

На главной площади встречаю иностранца и прошу его одолжить телефон, чтобы вставить свою карточку и сделать звонок на родину: мой аппарат сломался. Толстый канадец по имени Билл рассказывает свою историю: в его стране педерастов не любят, показывают на них пальцем. Кубу же он, будучи пидором, посещает часто. В стране, где правительство негласно разрешило проституцию женскую, мужской проституции тоже никто препон не ставит. Билл был женат и даже имел некоторое количество детей, однако его гомосексуальная сущность проявилась по выходу на пенсию, и Билл переориентировался на мальчиков. Основной целью Билла на Кубе являлись не мучачАс, а мучачОс; выступая в качестве спонсора, он получал свои плотские удовольствия в обмен на конвертируемую валюту. Мальчики у Билла были почти в каждом городе.

– Они меня любят.

Действительно, вокруг него терлись какие-то пидорковатые пацанчики с отлакированными волосами и подведенными ресницами – и на фоне огромного Билла они выглядели пестрыми цыплятами. Чувствовалось, что они любили – не то Билла, не то его кошелек.

– Мой дальнейший путь лежит в Гвардалаваку – судя по описанию, неплохой пляж на берегу Атлантики. В Ольгине задерживаться не собираюсь.

Билл попытался меня отговорить:

– Сегодня в городе ожидается карнавал и массовые гуляния, оставайся лучше тут. Однако с касами в Ольгине проблемно. Можешь переночевать у меня.

– Нет уж, – улыбнулся я, – спасибо.

– Тем не менее, я готов всегда помочь тебе. Ты часто можешь найти меня на этой площади.

Количество напомаженных мальчиков с крашеными ногтями вокруг Билла постепенно увеличивалось, и я предпочел ретироваться. С тяжелым рюкзаком я зачем-то полез на гору, расположенную в черте города, дабы лицезреть окружающие красоты. Спустившись, озадачился поиском касы – и вспомнил слова Билла: их было действительно мало, как я выяснил позже, на двухсоттысячный город Ольгин – всего двести штук. Иностранцы – не только педерастической сущности – этот город любят и не обходят стороной, тут есть даже международный аэропорт, поэтому касы обычно заполнены. Ну что ж, и на этот раз не получится подпитать хлипкую кубинскую экономику: придется искать касы нелегальные. И – к моей печали – их тоже не оказалось: почему-то именно в Ольгине – как и на Варадеро – местные жители вписывать к себе иностранцев побаивались, даже за деньги: сказывалась повышенная заментованность города. Вконец, надо мной сжалилась какая-то бабушка, очень боящаяся полиции, но очень добрая и любящая конвертируемые песо. Бабушка сдавала комнаты кубинцам, имея лицензию на подобный вид деятельности, и иностранцев пускать не имела права. Я же убедил бабушку, что похож на кубинца, и она согласилась вписать и даже накормила меня.

Город Ольгин мне очень понравился, и я погостил у бабушки дольше запланированного срока. Гвардалавака так и осталась непокорённой мною. И, сидя через три дня на автовокзале, я вспоминал и больницу имени В. И. Ленина, и огромных жареных свиней, продающихся по кусочкам на улице, и уличных бездельников, и пьяных кубинцев, кучно слоняющихся во время массовых гуляний. Вспомнились и дружки Билла, и разные мучачи, с коими успел завести знакомства, и прочие разные люди и события.

Первую половину ночи перед отъездом я бродил между двумя вокзалами Ольгина: муниципальным (автобусы от него отправляются в маленькие городки в пределах провинции) и транспровинциальным (откуда можно было уехать в Гавану и другие крупные города). Однако, первый был закрыт на ночь, автобусы же со второго ходили редко. Любезно перевезенный охранниками первого вокзала на второй, я повстречал одного из дружков Билла. Хьюго – так его звали – возвращаясь от Билла, ждал автобуса на Сантьяго, рассчитывая к утру попасть на работу. Работал он стоматологом и – по кубинским меркам – получал неплохо: около двадцати долларов. Помимо основного заработка, регулярные наезды Билла на Остров Свободы обогащали Хьюго на сумму, эквивалентную, пожалуй, годовой зарплате, а в качестве бонуса он получал автовокзал от Билла дополнительные подарки: джинсы, рубашки и мобильные телефоны. Хьюго мечтал переехать жить в Канаду или Штаты, но пока что довольствовался лишь вниманием канадца Билла. Перестанет Билл навещать своих друзей или станет импотентом – и Хьюго, я думаю, решится воплотить свою мечту в жизнь: на зарплату стоматолога на Кубе прожить трудно.

Рассвело. Уехал Хьюго. Прибыл и мой автобус – и я погрузился в него, отправившись навстречу новым интересным событиям…

<<назад<< >>вперед>>


Главная || Мероприятия || Контакты