Глава 16. Санта Клара. Снова педерасты. Че Гевара. Назад, в Гавану.


Санта Клара – город, где захоронен Че Гевара, – отличался отсутствием еды на улицах. Для туристов, в инвалютных ресторанах, она, конечно, имелась, но на улице замечалось её отсутствие. Бродя по магазинчикам в поисках еды, наткнулся на сувенирную лавку. Войдя внутрь, я был слегка огорошен: передо мной сидел толстый Билл, перебирая струны гитары.

– Эй, русский, – окликнул он. В путешествиях так часто бывает: мобильные люди пересекаются друг с другом много раз, в разных местах, не ожидая этого. Пока я изучал особенности преподавания английского языка и продажи самогона в Камагуэе, Билл при помощи такси очутился в Санта Кларе, тем самым обогнав меня.

Билл – Здорово, Билл, – мы выбрались на улицу и присели на лавочку, пообщаться. – Я на вокзале в Ольгине видел твоего друга Хьюго.

– Хо-хо, этот шалун Хьюго… – засмеялся Билл. География Билловых мальчиков не ограничивалась центром и востоком острова: имелись у него друзья и в славном городе Санта Кларе. Наконец, показались его друзья, и нам пришлось распрощаться.

Я продолжил поиски пищи. Смеркалось, а еды все не было. И тут на улице я встретил разносчика хлеба с большим мешком. Откуда он его взял, было непонятно: хлеб в городах продаётся только по утрам. Возможно, украв хлеб в пекарне, он занялся нечестным бизнесом, а может, испек хлеб сам. Этическая сторона вопроса была для меня не столь важна, поэтому, купив огромную буханку, я приступил к её поглощению. Удалившись на достаточное расстояние от продавца, я наткнулся на группу кубинцев, которые с интересом стали спрашивать, где я разжился свежим хлебом. Я указал направление, в котором удалился разносчик хлеба, и они немедленно туда побежали: видимо, тоже хотели кушать.

Оказавшись на площади Революции, на которой зиждился огромный памятник Че Геваре, я повстречался с интересным бразильцем Камилло. Камилло, объездивший немало стран, в числе которых были и латиноамериканские, и европейские и даже Индия, занимался фотографированием разных местностей, а также психотерапией больных детей. Поужинав с ним в ресторане: хлеба не хватило, чтобы насытиться – и пообщавшись за жизнь, я отправился ставить палатку на облюбованном пятачке возле Че Гевары. Но полицейские, дежурившие возле памятника, сделать этого не разрешили и направили меня на ферму, где я и возвел своё временное жилище под чутким бдением охранников и собак.

С утра напоенный кофеем и отпущенный на все четыре стороны, я выбрался на автописту. На выезде из Санта-Клары помимо инспекторов по автостопу – имелся целый автостопный терминал. Автовокзал, по причине плохого трафика, был доработан до пункта помощи в автостопе. Помимо продажи билетов на редкие автобусы, осуществлялась также выдача специальных талонов на автостоп. Схема была следующая. Заплатив символическую сумму в три песо, ожидающий пассажир получал талон с номером, на основании которого в порядке живой очереди имел возможность подсесть в проходящий транспорт. Проходящий транспорт же останавливался специальным соковыжималка инспектором по автостопу, сущность которого уже упоминалась в этой книге. Вручив инспектору талон, пассажир запрыгивал в проходящий транспорт и уезжал. Никакой коррупции. Почти что коммунизм. С помощью такого почти коммунистического механизма я добрался до Haguey Grande, где в начале путешествия оставил часть своих вещей на сохранение. Мои шмотки пребывали в целости и сохранности в автомастерской и удачно уместились в высвободившееся за счет раздаренных вещей пространство рюкзака. Автомеханик напоил меня соком, находящийся неподалеку завод по производству которого позволял механику разживаться большим количеством апельсинов, из них и был изготовлен сок на моих глазах.

Прощаться было грустно – но – нужно. Меня ждала Гавана. Дабы скрасить грусть прощания, я одарил автомеханика футболкой с рекламой российского пива.

<<назад<< >>вперед>>


Главная || Мероприятия || Контакты